HONEYDUKES

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HONEYDUKES » маховик времени » Дочки-матери. 21.07.2023


Дочки-матери. 21.07.2023

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

I. место: поместье Уоррингтонов
II. участники: Dorotea & Lavender Warrington
III. краткое описание: Лаванда всегда была излишне любопытной, и даже прожитые годы не изменили сей факт. Однажды, приводя в порядок комнату младшей дочери, женщина наткнулась на её тетрадь с рисунками, где обнаружила несколько очень занимательных портретов одного юноши. Но, к сожалению, в тот же момент в комнату вошла Дороти, которая не обрадовалась такому вмешательству в свою личную жизнь. Пара колких фраз может серьезно обидеть, но ведь мать и дочь все-таки смогут найти общий язык?

+1

2

Сегодня Лаванда проснулась непозволительно поздно и то только из-за того, что луч солнца светил ей прямо в глаза. Повернувшись на живот, женщина протянула вбок руку. Как и ожидалось, мужа рядом нет. Она тяжело вдохнула, медленно встала с кровати и, ступая голыми ступнями по холодному полу, направилась в ванную. По дороге она взглянула на часы. Что ж, на работу уже идти нет смысла, да и её помощница сама вполне там одна справится. К тому же, Лаванда давно не устраивала себе выходной. Значит, решено.
В ванной она провела как обычно около часа. Большую часть времени она потратила на нанесение специального крема собственного производства на шею, который, хоть и не полностью, но скрывал шрамы. Сегодня она целый день решила провести дома, поэтому остановилась на легком макияже, нежно-розового цвета коротком платье и белых балетках. Своим внешним видом она осталась довольна, поэтому с хорошим настроением спустилась вниз на кухню, чтобы налить себе чашку чая из ромашки.
Вместе с чаем она решила прогуляться по дому. Сейчас она была в нем одна - муж на работе, дети все ушли по своим делам, лето все-таки. Так тихо. Лаванда не любила тишину. Конечно, большую часть шума в поместье всегда исходила от нее самой, но кроме нее были еще и дети, когда те были совсем маленькие. На секунду в голову женщины закралась мысль, а почему бы им с Кассием не завести еще одного малыша.  Может быть, четвертый ребенок поступил бы на Гриффиндор. Это всегда была маленькая мечта миссис Уоррингтон, которую она редко произносила вслух. Все-таки и муж, и все дети учились именно на Слизерине. Хотя, кажется, сейчас эти два факультета уже не так враждуют между собой, как в её годы. Ох, такими темпами они бы могли посостязаться  с семейством Уизли по количеству детей в Школе. Шутка, конечно, но на лице Лаванда заиграла легкая улыбка.  Войдя в гостиную, женщина вдруг заметила кофту Дороти, младшей дочери, на диване. Ох, она вечно разбрасывает свои вещи. И почему именно это она унаследовала от своей матери? Захватив кофту, она отправилась в комнату дочери. Она повесила кофту в шкаф и решила немного осмотреться. Она не часто заглядывала в комнаты детей, считая, что это их личное пространство. Ну, исключения происходили лишь во время проверки комнат на чистоту. Но с этим проблем никогда не было. Она помнила, как раньше поправляла за детей постели, приносила им еду, когда те болели, раскладывала игрушки по полкам. Это было так давно. Сейчас все они выросли и больше не нуждаются в такой опеке. Если Пенни иногда и обращается за советом к матери, то Грэхэм предпочитает сам решать все свои проблемы, ну, разве что иногда может о чем-то поговорить с отцом; Дороти же и вовсе сторонится их. Порой Лаванда чувствует себя ненужной. Женщина подошла к кровати дочери и решила, как в старые времена, поправить её кровать. Приподняв подушку, она заметила блокнот. Она сначала подумала, что это школьная тетрадь, но, открыв её, увидела рисунки. Это были пейзажи. Их сад, а вот Хогвартс, поле для квиддича, Запретный лес. Лаванда знала, что её дочь рисует, но та никогда не показывала свои творения.  Как она могла упустить то, что у её дочери такой талант? После пейзажей пошли портреты. Некоторых людей она не знала, некоторых мельком видела на вокзале Кинг-Кросс, когда провожала дочь в Хогвартс. Но больше всего её удивило наличие большого числа портретов одного молодого человека. Вот он за столом в Большом Зале, потом в библиотеке, а вот в Гостинной Слизерина.  Как та выглядит, она выпытала у своего мужа. Ну, на тот момент он еще не был её мужем, но это не так важно.  Лаванда всегда была любопытной.  Больше всего сейчас Лав волновал этот юноша. Кто же он? Стоп... А как же Малфой? Ведь они с Дороти должны пожениться. Кассий говорил, что этот вопрос уже решен. В голове было столько вопросов, а ведь она заметила, что его портреты нарисованы более старательно, каждый штрих, тень - все так, как должно быть. Казалось, что в каждое движение карандаши было вложено что-то особенное. Её ли не знать.  Лаванда присела на кровать и не знала, что делать. В этот момент дверь в комнату распахнулась. Лаванда вдруг почувствовала себя замеченной на месте преступления.

+1

3

Зачем? Это все, что приходит в голову, когда остаешься одна. А одна ты всегда, поэтому вопрос этот способен довести до безумия. Больно в душе, будто место, где она была не так давно, все еще обильно кровоточит... Первое, что лежит на поверхности - обвинить кого-нибудь из близких. Грэм, зачем ты так со мной? Пен, тебе совершенно плевать на меня! Отец, я боюсь тебя! Ой, маааам! И это все. Все. Где мои видимые подружки? Лето! Ненавижу лето. Еще миллион лет до конца каникул!!!
Дороти просыпается рано, почти с первыми лучами солнца, часто встречает рассвет в саду, завернувшись в бежевый тонкий плед. Этот цвет неба..... Как уловить моменты перехода из одного оттенка в другой? Он успокаивает, дарит хоть какой-то выдох сердцу, уставшему задыхаться. Небо.. Как оно великолепно, огромно... Иногда чувствуешь себя магглом и хочешь верить в их Бога... А сейчас просто сидишь и наслаждаешься отсутствием мыслей и скромным шорохом чувств за захлопнутой перед их носом дверью. Смотри и слушай. Птицы. Их щебет зовет к детской безапелляционной радости, к прыжкам и бегу, к беспричинному смеху... Но... Ох, зачем? Достаточно и того, что я представила себе все это. На том и порешим. Тем более вон отец выходит... Конечно же, ты сидишь именно на той скамье, которая не видна с дорожки к авто... Но если начать двигаться, то он может и голову повернуть... А ведь мама недвусмысленно намекала, что в пижаме из комнаты выходить нельзя... Пусть. А пусть все ненавидят меня и презирают. Что мне до них за дело? Сейчас вообще все уйдут. И Пенни наверняка проснулась. И Грэм... Больно. Даже от дуновения его образа в сознании больно. Тогда мне было 11, сейчас уже скоро 15... Четыре года войны. Уже не чувствуешь себя виновной. Длительная пора самоизведения закончилась еще прошлым летом: душевных сил не хватило на большее, да и синонимов слову «ничтожество» не так много... Надоели все. Все надоело. Сколько раз ей снилось, что он ночью заходит к ней в комнату, сначала с ножом, потом, что логичнее, с волшебной палочкой, и с неизменной ненавистью в глазах. Подходит к ее кровати и.. она просыпается, плачет, умоляет простить ее, приводит все отрепетированные до автоматизма доводы в свое оправдание, самообвинение и покаяние... Его глаза меняются, наливаются слезами, и он стремительно уходит, в душе простив ее. Поняв. Иногда под утро ей стоит немалых трудов убедить себя, что этот «разговор» - лишь плод фантазии или сна, - так явственно он представлялся ей. Сейчас эта боль притупилась, уступив место новой, еще более нестерпимой своей многогранностью, муке. Ей казалось, что авторитет брата настолько велик на Слизерине, что абсолютно все должны ненавидеть ее вслед за ним, да просто потому, что раз он ее ненавидит, значит есть за что. Но Люка... (ффффффью! сердце, назад! Мне еще рано... Вдох, выдох; отличненько...) он будто вообще не подчиняется тенденциям и общему настрою. Он живет вне системы. Кажется даже, что и его нахождение в здании - лишь видимость: его уличишь, схватишь за руку, а он, усмехнувшись, исчезнет, как привидение, оставив на твоей ладони кратковременное прохладное воспоминание. Он смотрит открыто. Он проглотил ее первым же взглядом. Не он в ее сердце, а она в его желудке. Где-то глубоко-глубоко, на самом дне его нечеловеческого, всепоглощающего взгляда. Попала, как малек в кита, и привыкает в нем к новому «морю». Милый, милый, отпусти... Выживать так очень трудно... Но выхода нет. Скорей бы перевариться и сдохнуть. Уже, кажется, скоро... Нереальность и схематичность окружающей его обстановки зафиксирована в ее рисунках наглядно. Реален только он, каждая ресничка, каждый лучик роговицы глаза... Все остальное и все остальные - парят вокруг него, как видения. Милый, милый, отпусти...
Ушла Пенни, напевая что-то по-французски своим мелодичным, глубоким голосом, красота которого слышна и в полушептательном исполнении. У нее все хорошо, сразу слышно. Ее, наверное, любят. Может быть, даже дерутся из-за нее.  Может быть, ей нравятся несколько влюбленных в нее парней, а она никак не может решить, кого из них выбрать. Она взрослая... А я никогда не повзрослею. Я хочу сдохнуть тупой жирной сарделькой, в которую превращаюсь стремительно и злорадно. Грэм вышел через парадный вход. «Пока, Грээм!» - мысленно съязвила она. Теперь только мама в доме. Убирается, что она еще может  делать. Готовит еще какое-нибудь очередное творение на угоду папашке... Вот бы случилось так, что она изменила ему, и я оказалась не его дочерью!.. Ффух... Нет, надо пройтись. Долой плед, уже голова кружится от напекшего солнца, а я все не пойму, что мне жарко. Какие чудесные розы! Не могу никак определиться, какой из кустов обожаю больше. Этот - как ангел, светлый, белый, чистый, всегда дышащий предрассветной свежестью. Этот - прекрасная дама, мечта всех кавалеров, само великолепие и царственность, вся в золоте и с рубиновыми украшениями... А эта - нежная девушка, розовый рассвет жизни с сиреневатыми нотками улыбающегося неба... Кто из них лучше? Там дальше еще есть темно-красная вдова. Ее величие неоспоримо. И подходить к ней, чтобы понюхать цветок можно только спросив ее разрешения. Наверное, со стороны это выглядит забавно. Но никто уже давно не мешает Доротее в ее уединении здесь. И это единственное, за что прощаешь лето.
Положив на голову пока прохладные ладони, идешь по укромным, изученным в мельчайших подробностях местам, скрытым от окон и выхода из дома сенью кустов и кроной деревьев. Весной прибыла еще одна проблема - Скорпиус!!! Какого же лысого Мерлина он на ее голову попал?! Что там за уговор между отцами!? Дети не выносят друг друга взаимно, да и повеличественнее что ли рода для Малфоев не нашлось?! Пока все на уровне шуток и обсуждений, но мама говорит, что дело решенное. Ооо! Как бы разрушить это безобразие!? Скорп еще бы помогал. А то так и ходит, голову задрав, будто не ему она завещана, как, я не знаю, фамильная корзинка для газет, а его двоюродному брату или вообще знакомому.. Нет, осенью надо будет стыковаться с ним по-мирному и решать проблему. На свои мозги полагаться нет смысла. Вот бы Скорпиус сам помог. Не желает же он этого, правда... Как можно желать на мне жениться?! Фу, мерзость какая! - оглядела она свои ноги в облегающей пижаме. Надколенники! Уже бы закрыли плавно колени совсем, чтобы можно было, наконец, без доп. средств защиты на роликах учиться ездить! Аахр! Какой же я урод, мама дорогая! С кем ты папе изменила? ...Где это я? Голод подсказывает, что возле входа в столовую... Так, вернусь за пледом... А там еще кофта моя со вчерашней прогулки висит... Мать сейчас выскажет обязательно.
О, нет!
Она ее заметила и убрала уже.
- Маам? - позвала снизу. Не отзывается. Ладно, надо и вправду переодеться уже. Скоро 11, позавтракать бы надо.
Первый же взгляд в свою открытую дверь дал понять, что скрыть свой выход в пижаме уже не судьба: в комнате мама! Правда, в следующую секунду пришло осмысление увиденного. И оно не прибавило позитива в сознание:
- Мама! Какого.. ты берешь мои рисунки! - выронив из рук плед, подлетела девушка к кровати и выхватила у матери свою секретную тетрадь. Ее раздутые ноздри и испепеляющий взгляд были большой редкостью. Но при внезапных обстоятельствах и такое выражение можно было увидеть на ее лице. Она смотрела на Люка! О, добби, она все листала! Сколько она проторчала здесь?! Сколько она увидела? Она не тупая, она любит картины, их понимает.. Она вот так запросто влезла ей в душу! Захлопнув тетрадь, Дора резким движением бросила ее в ящик, закрывающийся на ключ, вынула ключ и зажала его в кулак, который даже опустить не потрудилась.

+1


Вы здесь » HONEYDUKES » маховик времени » Дочки-матери. 21.07.2023