HONEYDUKES

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HONEYDUKES » маховик времени » i feel you; 12/03/2023


i feel you; 12/03/2023

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

I. место:  кабинет ЗОТИ
II. участники: Divina Summers, Ted Lupin, Victoire Weasley
III. краткое описание:
день подходит к концу, предвещая чудесный вечер. профессор Люпин уже долгое время мрачен и молчалив, ищет уединения в своём кабинете. кто станет его утешением?

0

2

Чувствуешь, что весна идет? Тихо-тихо ступает март, выстукивая перезвоны серебрянных колокольчиков. Еще не хочется стать птицей, но уже чувствуешь как чешутся под лопатками режущиеся крылья. Новая жизнь, терпкий привкус свободы. Дев, честно не могла понять людей, которые говорили, что не любят весну. Пусть грязный, тающий снег, но ведь он предзнаменование того, что будет, как куколка бабочки. Обычный день, самый привычный вечер, с его длинными тенями на каменных стенах. Этот день уже другой, уже не такой как остальные, потому что этот день весенний. Всего лишь третий и изменения почти незаметны, но их чувствуешь в сердце и хочется дождаться одуванчиков, чтобы можно было сидеть, смотреть на солнце и облизывать ложку от варенья из этих солнечных цветов. Было странно идти сейчас к кабинету, который казалась роднее, гостиной Гриффиндорского факультета и каждой клеточкой тела ощущать, что в душе свинец и что он уже перетекает в ноги, а в голове весна. Странно, непонятно. Казалось бы разум как раз должен был понимать, что Дивина обеспокоена и что она долго по крупице собирала свою гриффиндорскую храбрость, чтобы решиться на сегодняшее, а ему все весна.

Вот она, заветная дверь, будто крышка ларца, хотя скорее ворота замка, внутри которого заточен прекрасный принц. Но сказка у нас осовременненая и принцессам не выгодно ждать своего спасителя, а приходится наоборот идти и спасать их. Движения руки будто смазанные, мелкие и неровные. Куда исчезла твердая Дивинина рука, столь часто помогавшая ей в учебных дуэлях? Слишком тяжело, слишком страшно, слишком много слишком, которые нужно преодолеть. И от осознания реальности происходящего и от решимости девушки не хватает воздуха, ее самой не хватает. Терять нечего, уже потеряно самое главное, она сама. И все кажется наигранным, наивным и глупым и от этого только больнее и хочется кричать, чтобы ее наконец поняли и приняли всерьез. Прерывистый вдох, будто вокруг ледяной воздух, который пронизывает до костей и от которого стучат зубы. Девушка пытается собраться с мыслями и избавить себя, наконец, от такого не нужного и неуместного стального обруча, в который сама себя загнала.

Она это сделает, просто и незамысловато. Она уже постучала, но не будет ждать ответа, а просто откроет сейчас дверь и постарается не смотреть на колдогрфию на его столе, где он счастлив и она, тоже счастлива. Но не Дивина, а непревзойденная Виктуар, которая не может быть другой и которая получила все его восхищенные взгляды, до последнего. Поступит так, как считает нужным, потому что это единственный правильный выход. Потому что не для себя, для него, потому что для него, наверное, кажется, все. И Мелл заходит, все-таки в кабинет и видит, что там темно, но не потому что там никого нет, просто приглушены факелы и видимо там в тени бродят драконы. Но они не страшны, он ведь тут в этой комнате, и с ним не страшно, совершенно ничего не страшно. Мягкие шаги по каменному полу, аккуратные и какие-то по-детски волшебные, все ближе и ближе к столу, почти полностью погруженному в темноту.
- Профессор Люпин, - Тед, - Простите, я хотела поговорить. С вами. - О вас. - О вас.

Отредактировано Divina Summers (2012-02-15 21:14:18)

+3

3

У меня было такое стойкое чувство, что меня кто-то ударил красивым боксёрским приёмом в прямую переносицу и разбил при этом очки - хотя я отродясь не носил никаких очков! - и теперь у меня по лицу стекает багровая вязкая кровь и осколочное стекло. И всё это кошмарно пахнет железом. Мои мысли, скопившиеся алармом, отвратительно пахнут железом!
Буковый стол тоже пах железом, и я сидел за ним под аккомпанемент собственного болезненного разыгравшегося воображения, под тяжёлый бит оглушительной предночной тишины. Я разговаривал с часами, которые тикали осмысленно и опоследовательно: "да, да, да" или "нет, нет, нет". В зависимости от моих мысленных вопросов.
"Всё так отвратительно, боже" - "да, да, да". "Не лучше ли мне пойти спать" - "нет, нет, нет".
Можно упереться лбом в буковый стол и укусить безымянный на левой. Сто бед, один ответ. На самом деле мне было временами - период ноль три секунды, регулярность обеспечена - даже смешно с самого себя, что я тут сижу как провинциальный семиклассник и так выразительно молчу о том, что мне тоскливо до железистого вкуса на языке - ну так выразительно, что кто-нибудь мог бы уже и спросить, о чём я молчу. Так смешно с самого себя, что в конце концов даже горько.
От осознания того, что я не предназначен для душеизливаний - никому, никогда! - я разулыбался погребальной улыбкой. Почему сводит скулы? Почему судьба меня ни с кем не сводит? Сегодня? Озвучивать свои мысли полезно, очень, так же, как фильмы. Даже ещё полезнее. Фильмы бывают немыми.
Люди тоже. И я сидел - немой, как чёртово кино, совершенный, законченный, с нанесённым последним штрихом постдвадцатилетний старик. Ужасно быть стариком в двадцать четыре года. Ещё ужаснее никого этим не огорошить. Ещё ужаснее... часы заткнулись наконец-таки... притворяться хорошим... быть им. Часы снова пошли, удивительно самобытные, удивительно самостоятельные, почти такие, как я.
Когда она вошла в комнату, я решил, что это я сам придумал её сейчас - наконец-то в воображении подвернулось нечто не безнадёжное, хвала небесам. Потом я довольно быстро решил, что это всё-таки я не сам. Её тень была похожа на скорпиона, в изломах, в мудрёных одёжках, и мне стало на миг весело от шальной игры всех этих двигающихся светотеней.  Я не пустил её в своё придуманное царство темноты, царство 3/9, я не был гостеприимным, я тут же запалил чарующий свет, и тень умерла. Развёл углы губ в усталой улыбке - почти как мосты. Она, Дивина, стояла передо мной - магнитная, вечерняя, непонятно красивая. Она, Дивина, прокралась ко мне, эльфийскими шагами, поднебесными совершенно, и я почему-то рассматривал философски задумчиво её колени, потом, конечно, её лицо.
Она мне почему-то напоминала войну и вереск.
- Профессор Люпин. Простите, я хотела поговорить. С вами.
- Добрый вечер, Дивина, присаживайся. И ещё беззвучным шёпотом, полушёпотом, мысленно: "это странно, конечно, но спасибо, что ты пришла".
Я не знал, чего ожидать от неё. Я не знал, чего ожидать от себя. Вечер тоже оказался вдруг вне ожиданий. Я старательно изображал на лице покровительственную улыбку, но мне чудилось, что она видит это мускульное лицевое усилие, видит все мои шестёрки, выдаваемые за козыри. Видит меня насквозь.
- О вас.
- Обо мне? - тут я очень правильно, почти непреднамеренно тягостно поразился, и от колебаний моего неверного голоса заплясал острый огонёк свечи. - Со мной что-то не так, Дивина?
Со мной многое было не так, что теоретически это никого не касалось. И я не касался. Ненужных тем. Всё это чёртово время. "Это странно, конечно, но спасибо, что ты пришла". Её имя на языке растопило железный вкус. Это было самое большое достижение за последние двадцать четыре часа.
Я распрямил пальцы с деревянным хрустом: они были нервными, непослушными, совсем как сегодняшний я. Я посмотрел в Дивинины глаза, про которые мне нравилось думать - андалузские, точнее, не в них, а куда-то в их район, в них заглянуть было категорически невозможно. Это меня в большей степени тревожило и в меньшей бесило. Я смотрел на неё почти ласково. По-вечернему так. Без сил.

+2


Вы здесь » HONEYDUKES » маховик времени » i feel you; 12/03/2023